Как из студента сделать ИТ-предпринимателя: Часть 2: Мотивация

В нашем первом виртуальном fireside chat с Артёмом Никульченко, соучредителем IT Univer и Associate Professor Kharkiv Polytechnic Institute, вместе с Сергеем Соколенко, продакт-менеджером Google, мы обговорили важно ли для Украины, чтобы сегодняшние студенты хотели стать IT-предпринимателями, и когда в Украине родится свой собственный Элон Маск, Марк Цукерберг или Сундар Пичай. Во второй части fireside chat мы обсудили проблемы мотивации современных студентов, взглядах на первую работу и важности интерншип программ для успешного старта карьеры.


Дария Соколенко (ДС): Привет Артем и Сергей, давайте продолжим наш разговор после небольшого перерыва. На прошлой неделе мы говорили о том, что в наших университетах недостает Research для того, чтобы поддерживать высокий уровень знаний в сфере Технологий и мотивировать студентов. Также, в наших Вузах не поддерживается идеология, что погоня за зарплатой в аутсорсинговой компании может подождать, а тропа разработчика в небольшой продуктовой компании и/или путь предпринимателя — это достойное занятие. Также мы с вами начали обсуждать тему мотивации студентов к обучению, и желанию создать новый продукт.

Артем Никульченко (АН): Как известно, бывает внутренняя и внешняя мотивация.

Внутренняя мотивация, в данном случае, проявляется желанием создать что-то новое, сделать свой продукт, которым будут пользоваться, пусть даже не планируя монетизацию. Однако, студенты не понимают как используя свои знания создать продукт, потому что не практикуют это в рамках учебной программы —  у них даже нет мысли о том, что это возможно.

Внешняя мотивация может быть краткосрочной (например, оценка или зарплата), либо долгосрочной (финансовый успех проекта). Оценки уже давно не мотивация для студентов. Они знают, что выгнать не выгонят, оценку поставят, да и ради оценки не стоит стараться как можно лучше — достаточно сделать минимальные требования, не проявляя инициативу — и как-то поставят. 

Краткосрочная оплата/зарплата может быть неплохой мотивацией. Но для этого должны создаваться студенческие инкубаторы, и нужны инвесторы, которые готовы платить студентам зарплату за работу над проектами, которые скорее всего ничего кроме обучения студентов не подразумевают.

Сергей Соколенко (СС): Кстати, в США, роль таких инкубаторов исполняют большие компании, которые набирают интернов на лето. В команде Google в которой я работаю, например, этим летом, даже во время Ковид, стажируется 15 интернов.  В 2020 году они все работают удаленно, но наши инженеры взяли на себя роль менторов. Во времена до Ковид, у нас было от 10 до 15 интернов, и они все работали в кампусе, пользовались всеми привилегиями сотрудников.  Когда я работал в AWS и Microsoft, было то же самое. Каждое лето мои инженерные команды набирали где-то 30% интернов к общему числу сотрудников. Рекрутинг был нашей главной задачей. Кроме того, я сам попал в Microsoft как интерн, правда, как MBA. 

Артем Никульченко (АН): Совершенно согласен. На данный момент практически единственными организациями, которые могут себе финансово позволить платить студентам, являются ИТ-компании. Но тут мы упираемся в отсутствие интереса с обеих сторон. Если зарплата на таких проектах ниже чем в ИТ-компаниях, то студенты считают, что тут работаю, что там — пойду лучше вместо учебного проекта работать туда где больше платят (не думая, что это поставит крест на их обучении и возможно карьере). А подавляющее большинство ИТ-компаний думает, что раз мы платим полноценные зарплаты, так нам уже проще взять их на работу и посадить на текущие проекты, чем заниматься благотворительностью и обучением. Решением мог бы стать альтруистический миллионер, который был бы готов платить просто так. Но таких не наблюдается...

Сергей Соколенко (СС): Да, вряд ли такой найдется. Но смотри, Артем, опять же, в Google, AWS и Microsoft зарплата интерна была на уровне 60-70% от начинающей зарплаты сотрудника. Когда я был интерном в Microsoft (это было в далекие 2004 годы, мне платили $6-7 тысяч и предоставили корпоративную квартиру в Сиэтле). Я также в первый и последний раз встретил Билла Гейтса, в его доме на берегу озера Вашингтон. Нас было двести или триста интернов, и это было частью рекрутинга. Я даже что-то сказал Биллу, но я нервничал и кажется сказал какую-то банальность, потому, что я не помню его ответ, и ответил ли он вообще.

Microsoft building in Vancouver, BC, Canadá. Photo by Matthew Manuel on Unsplash

Артем Никульченко (АН): Все правильно, есть ИТ-компании (все зависит от руководства), действительно, готовые брать студентов именно на обучение, понимая что результат они покажут намного позже (возможно в другой компании). Но, к сожалению, видимо из-за того, что 95% рынка является аутсорсингом, большинство компаний либо не готовы работать со студентами вообще, либо готовы набирать студентов для рутинной работы, не планируя вкладываться в их обучение. Я всегда акцентирую внимание студентов на том, что выбрать правильную компанию для старта - это зона их ответственности. Советую в первую очередь сконцентрироваться на вопросе “Чему меня будут учить?”, а не “Где мне больше заплатят прямо сейчас?”. Студент должен понимать, что перед ним выбор - заработать больше сейчас, или согласиться на меньшую зарплату, акцентируя внимание на свое обучение, которое в будущем даст плоды. Это безусловно личный выбор каждого, но проблема в том, что очень мало студентов знают и понимают, что у них есть такой выбор. Очень важно донести это до них.

Еще одним важным критерием выбора, я считаю, является возможность работы на неполный рабочий день, особенно если студент идет работать параллельно с учебой в Вузе. Если на вопрос о неполном рабочем дне студенту говорят, что тут так не принято и так не работает - он/она должны понимать, что их берут не учиться в первую очередь, а работать и зарабатывать. Я бы советовал студентам выбирать те компании, которые готовы брать студентов на 20 часов в неделю работы. Кстати, такая компания никогда не откажет студенту перейти на 30/40 часов летом, когда нет учебы. Важно, что у студента остается этот выбор. 

Чтобы показать что мои слова не расходятся с делом отмечу, что мы регулярно набираем студентов к нам в компанию на интерншип программу со следующими условиями:

  • работа 20 часов в неделю с гибким графиком;
  • учеба превыше всего. У нас прямые контакты с зав. кафедрами и мы сразу предупреждаем, что если позвонят из ВУЗа и пожалуются на успеваемость - мы будем прекращать интерншип (по крайней мере до полного исправления ситуации в ВУЗе);
  • оплачиваемый отпуск на сессию.

Сергей Соколенко (СС): Это хорошие правила. Из личного опыта, я когда учился в Германии, то устроился на третьем курсе подрабатывать в софт компанию и на работу ходил после лекций. Я начинал сначала с половины рабочего дня, но потом втянулся и захотел большей ответственности, и получилось так, что сам стал работать по 30, 40 и 50 часов. Учеба, конечно, сильно пострадала. Я после года такой работы сказал шефу, что извините, но не могу больше так, и он, добрая душа Штефан, меня полностью поддержал. Я исправил учебу, и потом сам себя контролировал. Однако есть и другая модель интерншипа. Например, свой следующий опыт интерншипа для MBA я делал летом, когда не было конкуренции с учебой. Я работал полный рабочий день, но частью интерншип программы было также социализация и коммуникация с другими интернами и знакомство с компанией. Это кстати, стандартная модель во многих больших ИТ-компаниях. Может именно такой модели нашим компаниям не хватает? 

Артем Никульченко (АН): Возможно. Но давай продолжим про мотивацию.  

Долгосрочной внешней мотивацией можно было бы считать примеры успешных проектов. Возьмем, например, футбол. Чтобы стать футболистом нужно всю жизнь тренироваться. Это не останавливает кучу детей мечтать, видя на экране богатых и известных футболистов. Но к сожалению, таких проектов в Украине мало, а в Харькове — еще меньше. Нет молодого Цукерберга, который бы ездил по университетам и рассказывал студентам, как он добился всего этого тут же в стране. Потому, что пример кого-то в Калифорнии — не пример, там другая жизнь, и если они здесь — то нужен местный пример.

Я, например, добился неплохих результатов в ИТ, и как минимум построил себе хороший дом, езжу на хорошей машине, в целом — все, о чем я студентом и мечтать не мог. Но мы в B2B бизнесе, и ни наша компания, ни продукт не на слуху у студентов. Так что сколько я студентам не рассказываю — они на какое-то время загораются, но вскоре все возвращается обратно.

Серия новостей от Ucluster (укр). Успішні українські стартапи: Приклад Petcube – розумний гаджет для домашніх улюбленців

Сергей Соколенко (СС): Кстати, мы на Ucluster написали серию статей про успешные стартапы из Украины. Их уже много, и даже есть Единороги. Многие из них базируются в США, но у них есть всегда R&D центры в Украине. Многие предприниматели создавшие эти компании - социально активные, и болеют за Украину. Например, Ярослав Ажнюк, создатель Petcube. Ты мне подал идею - я думаю если мы попросим таких Founders создать что-то наподобие интерншип программ, они возможно согласятся.

Также, у Google есть R&D в Польше, а у моей команды, в этом году, есть интерны из Румынии и других восточноевропейских стран. Возможно нам надо создать больше возможностей для студентов подаваться на интерншип в такие компании. 

Дария Соколенко (ДС): Сергей и Артем, предлагаю сделать брейк. Хорошо, что теперь у нас есть action items - предложить Google и Petcube приглашать больше студентов из Украины. В следующем, и нашем последнем разговоре, давайте обсудим, что ещё можно сделать, чтобы заинтересовать и вдохновить студентов становиться предпринимателями и создавать что-то свое и какие эксперименты мы можем еще провести.