Развитие пчеловодства на основе кластеров

Научно-практический семинар
«Кластер пчеловодства – путь развития сельских территорий и укрепления здоровья общества»
г. Мелитополь, 29 июля 2008г.
Развитие пчеловодства на основе кластеров
Соколенко С.И.
МФСР, СЭУ, Институт экономики и прогнозирования НАНУ

1. Вступление.
Кластерное развитие как фактор повышения национальной и региональной конкурентоспособности является характерным признаком современной инновационной экономики. Взаимообусловленность и взаимосвязь между процессами кластеризации, усиления конкурентоспособности и ускорения инновационной деятельности – это новый экономический феномен, который позволяет противостоять натиску глобальной конкуренции и должным образом отвечать требованиям национального и регионального развития.

Производственный кластер – это группа экономически связанных фирм и других юридических лиц и институтов, расположенных рядом, и содействующих друг другу в производстве конкурентоспособной продукции. Благодаря такому неформальному объединению все его участники получают ряд производственных преимуществ. В последние годы «кластерные стратегии» экономического развития приобрели широкую популярность в большинстве стран мира независимо от их политического строя. Реализуя такие стратегии, национальные и региональные власти активно содействуют проведению комплексных исследований по формированию кластеров с учётом местных условий.
Приступая к внедрению кластерной модели производства, очень важно осознать глубинный смысл и структуру такой модели, а также условия её формирования и дальнейшего развития. Необходимо освоить методику идентификации исторически сложившихся кластеров и определения их влияния на экономическое развитие региона. Очень важно своевременно поддерживать кластерные инициативы и эффективно использовать кластерный анализ в региональной политике и практике.
Кластеры в современных условиях усиления конкуренции на глобальных рынках представляют собой фундаментальную организационную основу для реализации ключевых принципов становления региональной экономики и соответствующей разработки стратегий экономического развития регионов.
Понимание конкурентных преимуществ новых производственных систем и активное формирование региональных инновационных кластеров открывает широкие перспективы динамичного экономического развития и успешного преодоления «вызовов» со стороны конкурентов. Чтобы подняться на такой уровень лидерам регионов следует выходить за рамки лишь проведения кластерных исследований. Анализ количественных и качественных показателей развития региона должен стать начальным этапом и основой для диалога с деловыми структурами, которые способны, объединившись, сформировать свои региональные кластеры. Этот диалог будет содействовать лидерам региона в освоении искусства разработки соответствующих стратегий экономического развития. Но, чтобы начать этот процесс, лидеры, их консультанты, ключевые представители предпринимательских кругов должны наилучшим образом понять на что способны кластеры, чего можно достичь в условиях жестокой глобальной конкуренции, основываясь в работе на преимуществах новой производственной системы взаимоотношений.

2. Роль кластеров в условиях конкуренции.
Кластер – это новый эффективный способ и система взаимодействия, постоянного делового общения территориально и экономически родственных участников производственного процесса с целью получения каждым из них суммарного синергетического коммерческого результата.
Конец ХХ-го и начало ХХI-го столетий отмечены взрывом интереса к производственным кластерам.
Внедрение кластерной концепции производства позволило достаточно большому количеству стран значительно улучшить репродуктивность своей экономики. В свою очередь, повышенный интерес к ней учёных-экономистов привёл к началу проведения большого количества разработок, результатом которых стал не только значительный рост разного рода политических и социально-экономических экспериментов и инноваций, но и формирование десятков тысяч кластеров во всём мире.
Одной из ключевых проблем освоения кластерной модели является определение и выделение из многих разновидностей кластерных связей конкретной схемы производственных отношений данного сетевого формирования, включающих территориальную близость, социальные различия, особенности технологии, направленияпроизводственных потоков и пр. Именно степень близости членов кластера по перечисленным составляющим определяет крепость и эффективность мотивированного функционирования данной конкретной кластерной производственной системы. Кластеризация – это реальное воплощение предвиденного логикой вывода о том, что объединение усилий по вышеуказанным признакам производства даёт участникам преимущество перед теми бизнес – структурами, которые работают разобщённо.
Наиболее ощутимо чётко характеристика кластера проявляется на фоне местных отношений «покупатель – поставщик». Большинство фирм покупает необходимое им сырьё, компоненты, услуги у других местных фирм. Иметь общую сеть поставщиков и покупателей – это большое преимущество для фирм-участниц кластера в подобных производственных условиях. Существенной частью кластерных взаимосвязей является функционирование сформированной кластером «цепочки прибавочной стоимости». Её воздействие позволяет убедиться в том, что конкурентные преимущества фирм зависят от активности их совместной деятельности, начиная от разработки проекта, закупки материалов, изготовления продукции, и, наконец,- логистики их продажи и обслуживания.
Поскольку многие перечисленные операции требуют широкого взаимодействия между фирмами – поставщиками, профессиональными сервисными фирмами, дистрибьюторами, покупателями и другими структурами – географическое размещение компаний является действительно очень важным для стратегии развития каждого звена цепочки прибавочной стоимости.
Важность прямых связей – «Покупатель – Поставщик» ещё больше возрастает в случае перехода от вертикальной интеграции, когда одна ключевая компания сама выполняет все финишные этапы производственного процесса, к горизонтальной интеграции, когда каждая компания специализируется на отдельных операциях совместного производственного процесса и координирует свою деятельность с работой других фирм-участниц.
Кластеры играют роль конструктивных блоков в продуктивной, инновационной экономике. В широком понимании кластер, как агломерация фирм и их поставщиков, позволяет создавать локально-сконцентрированные рынки труда. Кластеризация фирм в регионах позволяет усиливать процессы специализации и разделения труда между фирмами, предлагая отдельным фирмам более широкий масштаб операций. Привлекая покупателей и продавцов к системному взаимодействию, удаётся снизить стоимость единицы продукции, изготовленной благодаря совместной деятельности. Возникает также возможность снизить стоимость единицы технической услуги, оказанной членам кластера.
Работая в тесной близости одна с другой, фирмы могут предлагать и проводить субконтрактацию (даже с привлечением конкурентов!!!) по заказам, исполнение которых усложняется из-за отсутствия своих производственных мощностей. Географическая близость фирм создаёт им больше возможностей за счёт использования потенциала всех контракторов. Такие возможности позволяют фирмам устойчиво сохранять круг постоянных заказчиков.
Кластеризация экономики даёт возможность усиливать межфирменные потоки знаний, идей и информации. Такие потоки, как правило, осуществляются формально и неформально путём обмена идеями между сотрудничающими фирмами при выполнении совместной работы, в рамках контактов с общими поставщиками, через социальные межфирменные связи. Более того, такому обмену содействует совместное членство компаний в коммерческих, ремесленно-кустарных или иных деловых ассоциациях, профсоюзных организациях, различных структурах и институтах, возникших на коммунальном уровне. Одной из главных задач таких ассоциаций является расширение потока информации, создание социальной основы для снижения стоимости трансакций и прочих непрямых затрат участников кластера.

3. Принципы кластерной политики.
Глубина и широта сфер экономической деятельности, охваченныхкластерными структурами, особенно возросла в последние годы с развитием процессов глобализации, усилением конкурентной борьбы и осложнением ситуации на мировых рынках. С увеличением объёмов информации и знаний в области рисков в глобальной экономике значительно изменилась и продолжает изменяться роль кластеров в конкурентной борьбе. Возможность путём кластеризации формировать необходимую критическую массу в определённых сферах деятельности позволяет кластерам презентовать миру как свою уникальность, так и трудоспособность любой национальной, региональной или территориальной экономики, её способность выдерживать натиск со стороны конкурентов.
Успехи такой формы производственной деятельности как кластер следует рассматривать в тесной связи с современными законами конкурентной борьбы и с учётом специфики территориально-регионального аспекта в глобальной экономике.
Кластеры могут охватывать как небольшое (10-15 компаний), так и значительное количество предприятий и структур (6-7 тысяч компаний, как, скажем, в Индии или в Китае), а также могут формироваться как из крупных, так и из малых фирм в разнообразных видах объединений и соотношений. Кластером считают как географическую концентрацию компаний, которые работают в определённом виде бизнеса, так и конгломерацию больших и малых фирм, часть которых может быть собственностью иностранцев. Кластеры возникают как в традиционных отраслях, так и в high-tech области, как в производственно-коммерческом направлении, секторе услуг, так и в социальных сферах.
Нередко центром формирования кластеров выступают университеты или группы научно-исследовательских структур и учебных учреждений. Разные кластеры имеют неодинаковую степень взаимодействия между фирмами, входящими в такое объединение. Формы взаимодействия в кластере варьируются от сравнительно простых, сетевого типа ассоциаций, до сложных, многоуровневых кооперационно-конкурентных образований. Формирование кластеров возможно как в условиях многомасштабной, так и небольшой по объёмам экономики. Кластеры формируются не только в условиях промышленно развитых стран, но и в тех странах, которые ещё развиваются. Они возникают на национальном и на региональном, муниципальном уровнях. В некоторых кластерах наблюдается параллельное присутствие высоких технологий наряду со сравнительно невысокого технического уровня производствами и услугами.
Такой широкий диапазон форм и видов кластерных структур безусловно создаёт значительные сложности при формировании кластеров, требует проведения в этой сфере глубокой исследовательской работы. Кластер, как вид сложной многоцентровой организации, сегодня, в эпоху глобализации, представляет собой типичную рыночную структуру. Кластер в современной экономике – это больше чем звено отдельной отрасли промышленности, которая выпускает определённый вид продукции. Обращая внимание на функционирование и «здоровье» существующих во многих странах кластеров, можно сделать объективные выводы о возможностях и перспективах развития этих стран. Экономика знаний, которая формируется на современном этапе, ориентируется на приоритетность развития кластеров, которые признаны одной из эффективнейших производственных систем эпохи глобализации.
Мировой опыт демонстрирует такие преимущества производственных систем на основе кластерной модели:
- кластеры способны обеспечивать соединение в производстве конкуренции с кооперацией, они олицетворяют «коллективную эффективность», создают «гибкую специализацию»;
- кластеры строятся на использовании эффекта масштаба;
- кластеры – это точки роста, стимуляторы технического прогресса;
- кластеры представляют собой механизм повышения региональной и национальной конкурентоспособности.
Кластеры позволяют:
- усиливать процессы специализации и разделения труда между компаниями;
- шире привлекать клиентуру, создавая тесное взаимодействие покупателей и продавцов;
- снижать себестоимость единицы технической услуги и продукции, которая изготавливается на основе совместной деятельности;
- усиливать межфирменные потоки идей и информации;
- повышать инновационность;
- создавать новые рабочие места;
- эффективнее использовать местные природные ресурсы;
- создавать здоровый социальный капитал (всё осуществляется на взаимном доверии), обеспечивая социальную справедливость;
- обеспечивать баланс рыночной эффективности и социальной гармонии.
Все, кто занимаются предпринимательством в Украине, осознают, как много преград возникает на пути к успеху в этом сложном деле. Кластерная модель производства создаёт возможность быстро преодолевать большинство таких барьеров и преград.
Специалисты считают, что преимущества кластеров можно разделить на «жёсткие» и «мягкие». Более эффективные бизнес-трансакции, более благоприятные инвестиции, меньшие затраты на закупку материалов, услуг, а также другие показатели, которые порождают прибыль и создают рабочие места, относят к «жёстким» преимуществам кластеров.
«Мягкие» преимущества кластеров вытекают из их ориентации на организацию процессов обучения, бенчмаркинга, обмена опытом, который расширяет знания среди участников кластера и порождает инновации, имитацию и совершенствование производства. Во многих случаях «мягкие» преимущества кластеризации выступают как незаметный и слабо уловимый актив, который лишь косвенно трансформируется в баланс прибылей и убытков. Практика же свидетельствует о том, что «мягкие» преимущества потенциально имеют намного большее влияние на результат деятельности кластера, чем эффект действия «жёстких» преимуществ.
Уделяя достойное внимание преимуществам и специфике кластерной модели, следует обязательно отметить дискуссию, которая ведётся сегодня относительно кластерной идеи. Причиной этому является многогранность кластеров и их уникальный характер, что создаёт проблемы для их теоретического и практического опознавания, а также для их методологического исследования. На самом деле, очень трудно распознавать эффекты кластеризации через анализ обычной экономической урбанизации или инфраструктурных преобразований.
Действительно, принципиальная разница между агломерацией структур и кластером не очень уловима или очевидна. Концепция кластера базируется на специфическом порядке максимально интенсивного производственного сплочения ради производства инновационной продукции. Естественно, можно утверждать, что город тоже фигурирует как объединение разных форм экономической деятельности, но всё-же такого рода активность в большинстве своем вовсе не содержит в себе какого-либо кластерного начала.
С другой стороны, хорошо развитой кластер может рассматриваться как агломерация, поскольку участники кластера активно взаимодействуют между собой в пространственной близости ради ожидаемых сверхприбылей, что и придаёт ему характер специализированной агломерации.

4. Перспективы развития пчеловодства на основе кластеров: Кластеры пчеловодства в развивающихся странах (Индия, Китай, Аргентина).
Индия.
Анализ развития кластеризации сельской индустрии в развивающемся мире предпочтительно начать с Индии, являющейся самой крупной демократией в мире и имеющей сейчас близкие к украинским объёмы товарного производства мёда. Индия накопила значительный опыт децентрализации экономики и либерализации регулирования рыночного хозяйства с целью формирования открытой экономики. Этой стране удалось в условиях глобализации создать эффективную национальную инновационную систему, в том числе и в такой специфической отрасли как промышленное пчеловодство.
Индийское пчеловодство имеет древнюю историю. С незапамятных времён мёд был практически главным сладким деликатесом для народов, обитавших на полуострове Индостан. С развитием цивилизации мёд приобрёл в Индии особый статус волшебного продукта, обеспечивающего плодородие и урожайность, а также стал чудодейственным залогом здоровья населения и домашних животных.
В последние три десятилетия пчеловодство в Индии становится всё более значимой частью Программы повышения конкурентоспособности национальной экономики. Особое значение эта отрасль имеет для создания дополнительных рабочих мест и устойчивого развития горных районов и ряда регионов, имеющих потенциал и традиции в этой отрасли.
В 90-е годы прошлого века правительством Индии с целью подъёма отраслей сельской индустрии был создан соответствующий механизм – KVIC (Khadi & Village Industries Commission) – Комиссия по Развитию Сельской Индустрии. В рамках развития этой структуры на основе бюджетных ассигнований в 1999г. была утверждена Национальная Программа Сельской Индустриализации (NPRI), основной задачей которой стало создание сельских кластеров с темпом до 100 формирований ежегодно. Министерство агро- и сельской индустрии Индии было уполномочено правительством координировать реализацию программы с различными центральными и местными органами, вовлечёнными в данную программу.
В реализацию программы также были включены Банк Развития Малых Индустрий Индии (SIDBI), Национальный Банк Аграрного и Сельского Хозяйства (NABARD).
В период реализации 8-го пятилетнего плана Индии (1991-1995) и с целью развития сельской деловой инфраструктуры Центральным правительством также была основана система интегрированных Центров Инфраструктурного развития (IID). К 1995г. было создано пятьдесят таких IID центров. Развитие сельской деловой инфраструктуры на этом не остановилось, и в период реализации 9-го пятилетнего плана (1996-2000) было осуществлено формирование 400 малых Промышленных Бюро Развития сельских территорий.
С активизацией деятельности этих Бюро и Центров IID началось формирование в сельских территориях сетей электро- и водоснабжения, телекоммуникаций, систем дренажа и контроля загрязнения окружающей среды, дорог, банков, торговых точек и складских помещений, а также других видов современных услуг.
В рамках NPRI и с целью ускорения развития села правительство Индии в 2000г. приняло решение ускорить возрождение традиционных сельских отраслей, создав соответствующий Фонд (SFURTI, Scheme of Fond for Regeneration of Traditional Industries).
Заданием SFURTI стало финансирование и обеспечение формирования кластеров в привычных для индийского села производствах (шерсть, хлопок, шёлк, кокосовое волокно, бамбук, кожа, а также мёд). В пределах SFURTI до 2008г. было организовано создание восьми кластеров пчеловодства в штатах Бихар, Джамму и Кашмир, Махарастра, Тамилнаду, Уттарангал, Уттар Прадеш, Западная Бенгалия, а также Керала.
Схема кластера пчеловодства в штате Керала представлена ниже. Программа кластеризации пчеловодства Индии обеспечила создание в этих кластерах около 50000 рабочих мест и выполнение 99-ти национальных проектов.
Следует отметить, что в подъёме индийского пчеловодства на основе кластеров ещё имеются нерешённые проблемы. Так, более чем 90% образцов индийского мёда, намечавшегося для экспорта, по сообщению Indian Express, 16.06.2008, содержали в себе следы антибиотиков и свинца.
Внезапно проблемным также стало для Индии производство мёда в провинции Пенджаб, насчитывающей более 22 тыс. пчеловодов, сумевших произвести 42000 т мёда в 2007году. Доля штата в индийском экспорте мёда составила более половины от общего экспорта в 25000 т, который экспортировался главным образом в Европу, США, Канаду и Австралию. Раскрывая истоки этого успеха, 8 июня 2008г. газета Chicago Tribune заявила о масштабных экспортных поставках китайского мёда через Непал и штат Пенджаб в несколько стран мира под маркировкой индийского мёда.

Китай.
Сельхозкооперативы Китая в конце XX в. активно вошли в мировой медовый бизнес. Сегодня Китай лидирует в мире по количеству пчелиных ульев и объёму производства мёда.
По данным ФАО Китаю удалось поднять своё производство мёда до 252000 т в 2000г. (20% мирового производства) и до 276000 т в 2004 г. (21,12% мирового производства мёда).
Одной из основных проблем китайского мёда является его невысокое качество и повышенное количество влаги. Практически всё производство мёда в Китае является продуктом ручного труда, поскольку стоимость рабочей силы всё ещё остаётся очень низкой. Кластеризация пчеловодства в Китае осуществляется по «китайской модели» с сохранением ведущей роли государства. Китайская модель сельскохозяйственной кластеризации при всех её позитивах и негативах, на протяжении двух последних десятилетий постоянно корректировалась и диверсифицировалась в соответствии с условиями социально-экономического развития Китая. Тем не менее кластеризация стала самым эффективным инструментом постоянной технологической инновационности на основе симбиоза государства, бизнеса и науки.

Аргентина.
На протяжении последнего десятилетия Аргентина продолжала сохранять 3-е место в мире по объёму производства мёда. В 2000г. объём производства мёда в Аргентине составил 95000 тонн (7,38% мирового производства). Эти объёмы обеспечили 16000 пчеловодов, которые содержали 2500000 ульев. В этом году на экспорт было поставлено 93000 тонн аргентинского мёда. В последние годы Аргентина продолжала сохранять за собой позиции одного из мировых лидеров по объёмам производства мёда, причём доля экспорта мёда в национальном производстве составила около 95%, а доля страны в мировом медовом экспорте – 25%. Для сохранения этих позиций Аргентина прилагает значительные усилия по формированию своих кластеров пчеловодства.
Первые кластеры пчеловодства возникли на северо-западе Аргентины, в провинциях Кордоба и Санта Фе в 2003г. Конкурентоспособный кластер медовой индустрии получил поддержку со стороны Научной и Технологической Программы Инновационного Конкурентоспособного Производства (SECTIP), а также со стороны провинциальных и национального правительства. Кластер ориентирован на поддержку со стороны Интеграционного Проекта Развития Апикультуры (PROAPI), который разрабатывает и генерирует новые технологии производства мёда.
Это кластерное объединение насчитывает 600 пчеловодов, которые обеспечивают функционирование более чем 80000 ульев.
Целью молодого кластера является всестороннее способствование росту производства мёда и обучению пчеловодов, внедрению системы управления качеством продукции с целью создания международно-сертифицированной продукции, поиску финансовых инструментов, облегчающих развитие индустрии мёда и побочных продуктов из мёда.

4.2. Развитие кластеров пчеловодства в странах с переходной экономикой (Польша, Венгрия).
4.2.1. Польша.
С учётом размеров территории и населения в области индустриипчеловодства Польша имеет пока ещё довольно скромные объёмы. В 2000г. в стране насчитывалось 45 тыс. пчеловодов и 796 тыс. семей пчёл, средняя производительность которых составляла 15 кг мёда в год. Экспорт мёда Польши тогда оценивался в 200 т, а импорт в 1500 т. В 2006г. в Польше уже было 80 тыс. пчеловодов и 900 тыс. семей пчёл, а мёда ими было произведено 13 тыс. т. Экспорт польского мёда в 2006г. не превысил 300 т., а импорт составил 2000 т. В то же время потребности внутреннего рынка Польши превышают 15 тыс. т.
При приведенных выше небольших объёмах производства мёда в 2000-2006гг. в стране ощущается постоянное нарастание заинтересованности в развитии этой отрасли. Активно действует Союз пчеловодов Польши в направлении обучения пчеловодов, организации рекламы, проведения ярмарок, развития сети реализации продукции. В свою очередь правительство также стремится поддержать развитие этой отрасли через предоставление льгот пчеловодам. К примеру, сахар продаётся пчеловодам в количестве 15 кг на улей с уценкой на 20% . Лечение пчёл в Польше также проводится за счёт государства. Небольшой налог (3%) введен лишь для пасек, имеющих более 80 пчёлосемей.
Кластеризация в пчеловодстве Польши постепенно набирает обороты. На конференции в Варшаве 30 августа 2001г. на тему «Польские промышленные кластеры: Эффект синергии» были обсуждены итоги первых 4-х лет реализации Операционной Программы Инновационного Развития (IEOP), в рамках которой формируются несколько десятков инновационных кластеров в разных воеводствах Польши. Спецификой польской кластеризации пчеловодства, в развитие которой вовлечены несколько ведомств, а также Польское Агентство Развития Предпринимательства (PARP), является то, что вышеназванной программой IEOP предусматривается формирование технологических парков, в которых обязательно должны создаваться промышленные и агропромышленные кластеры, среди которых серьёзное внимание уделено развитию производства мёда.

4.2.2. Венгрия.
Известно, что Венгрия – это небольшая восточноевропейская страна совсех сторон окружённая горными массивами, обладает хорошим и устойчивым климатом. Большие долины с плодородной землей, две крупных реки – Дунай и Тисса, озеро Балатон, крупные лесные массивы создают хорошие условия для развития АПК и пчеловодства в том числе. При наличии благоприятного климата в стране создана современная система ухода за пчёлами.
Венгерское пчеловодство имеет долгую историю. В раскопках, производившихся в столице провинции Паннония – Аквинеуме (Aquineum), находившейся на севере Римской империи (теперь это территория Венгрии), археологи находят много предметов, относящихся к быту и инструментарию древних пчеловодов. С вторжением в эти земли племён варваров и распадом Римской империи пчеловодство в этих землях не угасло, а напротив, стало основным методом получения сладких продуктов для осевших тут племён.
В средневековье, в так называемый золотой век Венгрии, при короле Матиассе, Венгрия специализировалась на поставке мёда и воска в соседние страны. В 1770г., при императрице Марии-Терезии (Вена), была основана школа пчеловодства, которая в 1789г. стала частью первого в Европе аграрного колледжа. В настоящее время в Венгрии, именуемой некоторыми экспертами в области пчеловодства «европейской Канадой», насчитывается 16700 пчеловодов, 872 тыс. пчелиных семей, производящих на протяжении ряда лет около 24 тыс. т мёда, из которых на экспорт идёт 15 тыс. т. Таким образом Венгрия обеспечивает 1,2 – 1,3% мирового экспорта и 8 – 10% рынка стран ЕС. Венгерский парламент и правительство активно отстаивают позиции своего пчеловодства на рынках ЕС, куда всё более нарастают поставки мёда из стран Азии и Южной Америки. Кластеризация в пчеловодстве Венгрии пока ещё на этапе разработки программы. В стране в 2008г. шло развитие первых двадцати кластеров, получивших поддержку ЕС через его программу «Промышленное кластерное развитие» (UNCLUD), реализуемую для новых стран-членов ЕС.

4.3. Кластерные объединения пчеловодов на постсоветском пространстве (Россия).
В третье тысячелетие Россия вступила с недостаточным наборомрыночных механизмов (что не позволяло ей рационально использовать производственные и финансовые ресурсы), но с большим желанием их оперативно сформировать. По примеру стран Европейского Сообщества Россия разработала свою концепцию кластерной политики и программу «запуска» промышленных инновационных кластеров на протяжении первого десятилетия XXI века. В рамках этой программы к 2011г. ожидается формирование в России около 150-ти кластеров, способных поднять конкурентоспособность регионов и Федерации в целом.
В развитии кластеризации своей экономики Россия всё ещё находится на этапе поиска наиболее подходящей для неё модели развития инновационной конкурентоспособной экономики. Интересен опыт развития российско-итальянского сотрудничества в подъёме малого и среднего предпринимательства, начало которому было положено весной 2002г. как итог встречи лидеров обеих стран – В. Путина и С. Берлускони.
Торгово-Промышленная Палата России по итогам этих договорённостей нашла шестнадцать заинтересованных российских регионов, пожелавших сформировать у себя «промышленные округа», т.е. использовать итальянскую кластерную модель производства на базе малых и средних предприятий (МСП). Сегодня этот процесс всё более набирает силы в соответствующих регионах, используя поддержку итальянских партнёров, помощь федерального правительства, заинтересованность всё новых и новых локальных сетевых образований. В 2008г. лидером внедрения этой модели кластеризации в России являлась Липецкая область. Хотя с начала реализации этой программы прошло немного времени, но география такого взаимодействия, в которое также широко включились фермерские хозяйства, развернулась как в европейской части России, так и шагнула за Урал – в Томскую и Свердловскую области, Красноярский край. К числу наиболее активных направлений этого сотрудничества, кроме производства разных видов сельхозтехники, следует отнести переработку плодоовощной продукции, молока, мяса, а также производство мёда.
Достаточно эффективным путём кластеризации российской экономики можно с уверенностью назвать внедрение «австралийской модели», в рамках которой именно сырьевые ресурсы становятся базовыми для подъёма обрабатывающей продукции. Австралийский вариант кластерного развития является классической моделью преобразования аграрно-сырьевого хозяйствования в динамичную высокотехнологичную экономику.
Мировая практика свидетельствует, что реализация современных подходов к агропроизводству гармонично вписывается в ещё сохраняющиеся у населения традиционные способы хозяйствования. Когда-то мёд, наряду с пушниной, был главным экспортным товаром России, который миллионами пудов собирала вся страна. В бывшем СССР ежегодное производство мёда составляло 120 тыс. тонн, насчитывалось около десяти млн. пчёлосемей. Затем с распадом Союза в России наступил период спада и стагнации в этой отрасли. В первом десятилетии XXI века ежегодное производство товарного мёда в России держится на уровне 50 тыс. тонн. В 2008г. из 5,3 млн. пчёлосемей почти 95% содержится в личных хозяйствах граждан, около 5% – в общественном секторе. Кстати, в Татарии это соотношение составляет 70% и 30% соответственно. Об этом свидетельствуют данные Росстата и V-го съезда Союза пчеловодов России (21.04.2008). К числу основных проблем этой сферы следует отнести отсутствие общей стратегии развития отрасли и каких-либо инвестиций в неё со стороны государства, техническую отсталость производства. Наиболее благополучными районами пчеловодства России сегодня считаются юг Сибири, Дальний Восток, Урал, Среднее Поволжье, Северный Кавказ, регионы, окружающие Московскую область.
В отдельных регионах России эта отрасль достаточно развита. К их числу прежде всего следует отнести Башкирию, Татарстан, Удмуртию, Саратовскую и Калиниградскую области, Краснодарский край и ряд других регионов, в которых достигнут современный уровень развития пчеловодства. В этих регионах страны приняты свои местные и правовые акты о пчеловодстве, направленные на централизованное содействие развитию отрасли, созданию новой системы взаимодействия и партнёрства, способствующего превращению пчеловодства в развитую и доходную отрасль. Эти акты, регулируя вопросы внутри автономних республик и краёв, с учётом специфики отрасли, затрагивают также проблемы взаимодействия с соседствующими территориями. Отсюда вытекает необходимость федерального закона о пчеловодстве, принятие которого будет способствовать дальнейшему развитию этой отрасли экономики России и её кластеризации. Заложенные в основе идеи кластеров положения – географическая локализация, территориальная ограниченность, близость субъектов кластера – безусловно создают для бескрайних просторов России немалые сложности, а также требуют колоссальных затрат, связанных с налаживанием инфраструктуры, установкой коммуникаций, выделением специальных зон и прочих забот. Несомненно, на пути кластеризации экономики России есть трудности, но, как показывает практика последнего десятилетия, российский бизнес вполне успешно решает возникающие проблемы, в том числе и в направлении развития промышленного пчеловодства на основе кластеров.
Более того, именно успешные действия объединений пчеловодов России дают стимул к развитию других сфер АПК – растениеводства, птицеводства, овощеводства, рыболовства. Об этом свидетельствуют многие примеры того, как средства, заработанные на продаже мёда далее идут не только на расширение пасек, но и обеспечивают создание крупных многоотраслевых крестьянско-фермерских хозяйств, большинство из которых формируется в сельской глубинке и которые обеспечивают не только развитие экономики отдалённых территорий, но и сохранение там флоры и фауны.
В настоящее время в России пчеловодство не только доходное, но и престижное предприятие. По прогнозам экспертов в создаваемых в России благоприятных экономических условиях суммарно вполне реально производство одного миллиона тонн мёда в год и получение высоких прибылей. У России есть сегодня все основания рассчитывать вернуть себе позиции процветающей пчеловодческой страны (или медовой державы) на основе развития кластерной модели пчеловодства.

5.Кластеризация сельской индустрии Украины.
Каждая страна в условиях глобализации ищет свои пути не толькоудовлетворения национального спроса, но и производства конкурентоспособной продукции для мировых рынков. Кластерная модель развития АПК уже более двадцати лет является эффективным инструментом внедрения инновационных технологий, использования и сохранения природных ресурсов, производства экологически чистой продукции, а также содействия росту социального капитала в соответствующих регионах и территориях. Это достигается тем, что кластерная структура агропромышленного производства позволяет использовать все позитивные стороны цепочки прибавочной стоимости и создавать синергию для всех участников кластера.
Даже при отсутствии до настоящего времени детально сформулированной, всесторонне обоснованной и утверждённой долгосрочной стратегии развития АПК, в Украине всё более ощущается воздействие интеграционных процессов на устойчивое развитие национального и региональных агропромышленных комплексов. Уже практически главенствующим в Украине стало понимание того, что фундамент будущего продовольственного комплекса должен быть заложен на региональном уровне, где необходимо обеспечить эффективное развитие аграрного ресурсного потенциала и других составляющих упомянутого комплекса на основе формирования новых производственных систем, основанных на взаимодействии бизнеса, власти, науки, просвещения и содействующих структур при возрастающей роли самоуправления.
Рост мировых цен на продукцию АПК в последние годы вызван рядом долгосрочных факторов, среди которых постоянное увеличение стоимости топлива, повышение покупательной способности многих развивающихся стран, использование зелёных технологий для получения биотоплива и многое другое. В этой ситуации Украине следует принять такую тенденцию, как данность и соответственно обеспечивать собственную продовольственную безопасность и успешно конкурировать на мировых рынках. Этого Украина сумеет достичь при последовательном и динамичном внедрении кластерной модели производства в АПК. Важнейшим преимуществом формирования кластерных систем перед другими формами организации производства является то, что при кластерном принципе внимание фокусируется не на отдельных звеньях, а на связях между отраслями, предприятиями, организациями. Подобные связи способствуют развитию производства и конкуренции, упрощению доступа к новейшим технологиям, распределению рисков в различных видах совместной деятельности, коллективному выходу на внешние рынки, организации совместных исследований и процесса подготовки кадров, снижению издержек производства продукции, оптимальному решению инфраструктурных проблем.

5.1. Уроки первого десятилетия.
Украина сейчас находится только на начальной стадии формирования кластеров АПК. Отсутствие государственной концепции усиления конкурентоспособности национального агропрома, а также задержка с разработкой продуманной кластерной политики создают немалые трудности при формировании кластерных объединений АПК Украины. Осложняет ситуацию отсутствие соответствующего практического опыта, необходимых кадров и низкий уровень развития аграрного сектора ряда регионов Украины. И тем не менее, несмотря на трудности, в Украине за последние 10-12 лет были осуществлены меры по внедрению новых производственных систем на основе кластерной модели. Уже в 1997г. сформировались в регионе Подолья первые промышленные и агропромышленные кластеры. Но если такие формирования в большинстве стран мира становятся частью государственной стратегии повышения национальной и региональной конкурентоспособности, то в Украине инициативы и усилия деловой общественности пока остаются вне поля зрения и надлежащей поддержки государства.
Накопленный в регионах Украины опыт формирования современных партнёрских отношений бизнеса, власти и науки свидетельствует о том, что конкурентоспособность – это не статичное состояние региона или отрасли, а динамичный процесс реализации усилий ради высокой продуктивности путём эффективного использования интеллектуальных, природных и технологических ресурсов региона и его производственных кластеров. Ценнейший опыт Подолья, Прикарпатья, Полесья, Полтавщины, Крыма, Слобожанщины, Севастополя позволяет считать эти регионы важным полигоном освоения специфики и перспектив кластеризации для всех областей Украины. Ценовой бум на ключевую продовольственную продукцию, продолжающийся на протяжении всего 2008г., настойчиво требует внедрения в Украине кластерной модели производства в молочном, мясном, зерновом, масложировом подкомплексах АПК, а также в такой специфичной сфере как пчеловодческая индустрия страны.

5.2. Перспективы становления кластеров пчеловодства в Украине.
Французский исследователь Блез да Виженер в своей книге, изданной в Париже в 1573г. писал о Винничине: – «Страна наполнена мёдом и воском и могла бы прокормить огромное количество….» В тот и последующие века по всей Центральной Украине у хат обычно стояли сделанные из глины, соломы и половы, побеленные известью будочки – хатынки, в которых обитали пчелиные семьи. Это свидетельствовало о характерной для украинцев любви к пчеловодству. Украина также дала миру и крупнейших исследователей и разработчиков технологий пчеловодства. Петром Прокоповичем из Батурина ещё в начале XIX был создан первый в мире рамочный улей, конструкцией которого и сегодня пользуется весь мир. Однако в последнее время всё больше говорят о новой конструкции «улея украинца Владимира Куренного» – многокорпусного улея с вентиляционной камерой внутри.
В советские времена на территории Украины насчитывалось около 5 млн. пчелиных семей, которые производили около 60 тыс. тонн валового мёда в год. Как следует из этих показателей, эффективность пчеловодства на этом этапе оказалась довольно низкой – 12 кг мёда/год на пчелиную семью при потенциале до 100 кг.
После обретения Украиной независимости численность пчелиных семей постепенно сокращалась. В результате массовой гибели пчёл зимой – весной 2002-2003 гг. в Украине осталось лишь около двух миллионов пчёлосемей. К 2007г. по данным Минстата во всех категориях хозяйств Украины насчитывалось до 3-х млн. пчелиных семей, которые обеспечивали ежегодное производство мёда на пасеках всех категорий от 40 до 60 тыс. тонн. Объём экспорта мёда в последние годы составлял 3-5 тыс. тонн. Эти данные свидетельствуют о том, что сегодня Украина входит в пятёрку стран – наибольших производителей мёда. Вместе с тем, следует отметить, что этот показатель мог быть более высоким, если бы в стране были созданы мобильные пасеки, способные перемещаться в радиусе 300-500 км.
В Украине пока не организован должным образом сбыт продукции пчеловодства. В силу этих обстоятельств пасечники мало заинтересованы в увеличении объёмов производства. Именно поэтому потенциальные возможности пчеловодств пока реализуются лишь на 10-15%. Почти совсем отсутствует экспорт украинской медовой продукции, хотя спрос мирового рынка на мёд пока ещё далеко не удовлетворяется и постоянно повышается. Важным экономическим показателем этой сферы является производство такой продукции пчеловодства как прополис, цветочная пыльца, маточное молочко, трутневый гомогенат, пчелиный яд, которая является основой изготовления целого ряда ценных лечебных препаратов и продуктов питания. К сожалению, производство и этой ценной продукции в последнее время имеет тенденцию к сокращению из-за её слабого сбыта.
Хотя в разных регионах Украины существуют небольшие предприятия, занимающиеся изготовлением инвентаря для производства мёда (в т.ч. мёдогонки, воскотопки, нуклеусы, улеи, сетки, дымари и т.д.), тем не менее в стране необходима организация выпуска новейшего технологического оборудования, отвечающего самым современным требованиям. Требуется организация эффективного ветеринарного обеспечения пчеловодства Украины, снабжения лечебными препаратами для лечения пчёл или борьбы с вредными насекомыми.
Известно, что кроме прямого дохода от продажи продуктов пчеловодства, пасечники имеют право претендовать на часть дохода от реализации сельскохозяйственных культур, полученных по технологии связанной с пчёлами опылением растений. Поэтому вполне закономерной должна предусматриваться арендная плата со стороны фермеров в пользу пчеловодов «за опыление». К числу основных проблем пчеловодства Украины следует отнести совершенствование закупки и реализацию продукции пчеловодства. Уровень рентабельности отрасли будет повышаться за счёт её взаимодействия с фармацевтической, парфюмерно-косметической и другими отраслями, обеспечивающими более глубокую переработку, эффективную упаковку и оформление конечного продукта.
Национальная программа развития пчеловодства Украины до 2011 года предполагает увеличение численности пчелиных семей – до 6 млн., производства мёда – до 120 тыс. тонн, а объём его экспорта – до 20 тыс. тонн. Чтобы справиться с поставленной задачей следует предпринять серьёзные усилия по преобразованию всей системы пчеловодства путём создания инновационных кластерных объединений пчеловодов и всех структур, содействующих организации современного рынка мёда Украины.
Создание крупных пчеловодческих объединений в современных условиях Украины невозможно без государственной поддержки. Мощные предприятия пчеловодства, основанные на кластерной модели, способны не только увеличить число пчелиных семей, но и обеспечить глубокую переработку продуктов пчеловодства, успешно продавать свою продукцию как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Они в состоянии создавать свои собственные торговые марки, фасовочные линии, магазины.
Сложившийся в мировой практике механизм формирования производственных кластеров вполне применим и при создании кластеров пчеловодства, в Украине. Основными этапами такого формирования должны стать:
1. Раскрытие возможностей и мотивов, а также всемерная поддержка инициатив объединения пчеловодов и сопутствующих структур в кластеры.
2. Определение целей и перспектив интеграции участников кластерного объединения.
3. Определение эффективной формы интеграции потенциальных участников.
4. Разработка проекта кластера пчеловодства, что включает:
- Определение состава участников.
- Формирование центральной компании кластера.
- Разработка структуры управления кластера.
- Распределение обязанностей между участниками кластера.
- Разработка механизма взаимодействия кластера с местной администрацией.
5. Разработка правовых документов кластера.
6. Разработка системы финансово-кредитных отношений в кластере.
7. Технико-экономическое обоснование проекта формирования кластера пчеловодства.
8. Определение эффективности функционирования кластера (его основные показатели).
9. Организационные мероприятия, которые включают:
- Разработку и подписание Договора о создании кластера пчеловодства.
- Подготовку совместно с администрацией нормативных документов.
- Разработку Устава центральной компании кластера.
Изложенные выше основные этапы формирования кластера реализуются с учётом социально-экономического состояния региона, его исторической и институциональной специализации, выбора ключевых структур, которые станут базовыми в формирующемся кластере, а также с учётом времени, необходимого для подготовки специалистов.

6.Заключение.
На юбилейном ХХХХ мировом конгрессе пчеловодов «Апимондии», состоявшемся в 2007г. в г. Мельбурне (Австралия), Украина была удостоена наград, перечень которых впечатляет:
- победа в самой престижной номинации «Коммерческий мёд»;
- второе место (после Австралии) по количеству полученных наград;
- корона «Медовой Королевы»;
- золотая медаль за медовое вино.
Кроме того, указанный конгресс «Апимондия – 2007» присвоил украинскому мёду из белой акации официальный титул – «Лучший мёд мира».
Это стало наивысшим признанием украинского пчеловодства за всю его историю. Хочется выразить уверенность в том, что формирующиеся в Украине кластеры пчеловодства и по справедливости первый из них в регионе Мелитополя (по-гречески – «город мёда»), смогут поднять авторитет украинской медовой продукции ещё выше.

Картинка профиля Станислав Соколенко

About Станислав Соколенко

No comments yet.

Leave a Reply