Реорганізація виробничих систем на основі інноваційних кластерів

Міжнародна науково-практична конференція
„Актуальні питання інноваційної діяльності”
м. Алушта, 12-16 травня 2008р.
„Реорганізація виробничих систем на основі інноваційних кластерів”

Соколенко С.И.
Торгово-промышленная Палата Украины
Союз Экономистов Украины
Институт экономики и прогнозирования НАН Украины

Находясь в самом центре Черноморья, АР Крым постоянно ощущает на себе те процессы и тенденции, которые характеризуют сегодняшнее состояние экономики соседних государств. Глобализация рынков, усиление конкуренции привели к торжеству новой производственной инновационной модели, в рамках которой все участники производства стремятся объединиться в кластеры.
Кластерное развитие как фактор повышения национальной и региональной конкурентоспособности является характерным признаком современной инновационной экономики. Взаимообусловленность и взаимосвязи между процессами кластеризации, усиления конкурентособности и ускорения инновационной деятельности – это новый экономический феномен, который позволяет противостоять натиску глобальной конкуренции и должным образом отвечать требованиям национального и регионального развития.
Производственный кластер – это группа экономически связанных фирм и других юридичесних лиц и институтов, расположенных рядом. Благодаря такому неформальному объединению все его участники получают ряд производственных преимуществ. В последние годы „кластерные стратегии” экономического развития приобрели широкую популярность в большинстве стран мира независимо от их политического строя. Не исключением является Украина, в которой за последнее десятилетие интерес к этой модели социально-экономического развития неизмеримо вырос. Реализуя кластерные стратегии, национальные и региональные власти активно организовывают проведение комплексных исследований по формированию кластеров с учетом местных условий. Как свидетельствует мировой и украинский опыт, многие заказчики этих исследований – политики и их консультанты – имели, как правило, очень смутное представление о сути кластеров и необходимых условиях создания основы их успешного функционирования. Очень часто кластерные исследования рассматривались ими как завершающая фаза новой стратегии, в то время как на самом деле это является лишь начальным этапом формирования кластерной модели социально-экономического развития.
Приступая к внедрению кластерной модели производства, очень важно осознать глубинный смысл и структуру такой модели, а также условия её формирования и дальнейшего развития. Необходимо освоить методику идентификации исторически сложившихся кластеров и определения уровня их влияния на экономическое развитие региона. Очень важно своевременно поддерживать кластерные инициативы и эффективно использовать кластерный анализ в региональной политике и практике.
Кластеры в современных услових усиления конкуренции на глобальных рынках представляют собой фундаментальную организационную основу для реализации ключевых принципов становления национальной и региональной економики и соответствующей разработки стратегий социально-экономического развития регионов.
Понимание конкурентных преимуществ новых производственных систем и активное формирование региональных инновационных кластеров открывает перед регионами новые перспективы динамичного экономического развития и успешного преодоления „вызовов” со стороны конкурентов. Чтобы подняться на такой уровень, лидерам регионов следует выходить за рамки лишь проведения кластерных исследований. Анализ количественных и качественных показателей развития региона должен стать начальным этапом и основой для диалога с деловыми структурами, которые способны, объєдинившись, сформировать свои региональные кластеры. Этот диалог будет содействовать лидерам региона в освоении искусства разработки соответствующих стратегий экономического развития.

Роль кластеров в подъёме производительности и инновационности.
Понятие „производственный кластер” виступает скорее как широкая концепция, чем как точный термин, который определяет специфического участника рыночных отношений.
Кластер – это новый еффективный способ и система взаимодействия, постоянного делового общения территориально и экономически родственных участников производственного процесса ради получения каждым из них суммарного синергетического коммерческого результата.
Конец ХХ-го и начало ХХІ-го столетий отмечены взрывом интереса к производственным кластерам. Внедрение кластерной концепции производства позволило достаточно большому количеству стран значительно улучшить продуктивность своей экономики. В свою очередь, повышенный интерес к ней ученых-экономистов привел к началу проведения большого количества разработок, результатом которых стали не только значительный рост разного рода политических и социально – экономических экспериментов и инноваций, но и формирование десятков тысяч кластеров во всем мире. Кстати, активность ученых в этом направлении нашла своё воплощение в появлении новой академической дисциплины – „новой экономической географии”.
Одной из ключевых проблем освоения кластерной модели является определение и выделение из многих разновидностей кластерных связей конкретной схемы производственных отношений данного сетевого формирования, включая территориальную близость, социальные различия, особенности технологии, направления производственных потоков и пр. Именно степень близости членов кластера по перечисленным составляющим определяет крепость и эффективность мотивированного функционирования данной конкретной кластерной производственной системы. Кластеризация – это реальное воплощение предвиденного логикой вывода о том,что объединение усилий близких по вышеуказанным признакам производств даёт им преимущество перед теми бизнес – структурами, которые работают разобщенно.
Наиболее четко характеристика кластера проявляется на фоне местных отношений „покупатель – поставщик”. Большинство фирм покупает сырьё, компоненты, услуги у других местных фирм. Иметь общую сеть поставщиков и покупателей – это большое преимущество для её фирм-участниц в подобных местностях. Существенной частью кластерных взаимосвязей является деятельность сформированной кластером „цепочки прибавочной стоимости”. Её функционирование позволяет убедиться в том, что конкурентные преимущества фирм зависят от активности их деяльтельности, начиная от разработки проекта, закупки материалов, изготовления продукции, и наконец, – логистики их продажи и обслуживания. Поскольку многие перечисленнные операции требуют широкого взаимодействия между фирмами – поставщиками, профессиональными сервисными фирмами, дистрибъюторами, покупателями и другими структурами – географическое размещение компаний является действительно очень важным для каждого звена цепочки прибавочной стоимости и для их стратегии развития. Примером этому может служить развитие керамического кластера в г. Славянске Донецкой области и гранитного кластера в Житомирской области, а также деревообрабатывающего кластера в с. Ракитное Ровенской области.
Важность прямых связей – „Покупатель – Поставщик” ещё больше возрастает в случае перехода от вертикальной интеграции, когда одна ключевая компания сама выполняет все финишные этапы производственного процесса, к горизонтальной интеграции, когда каждая компания специализируется на отдельных операциях совместного производственного процесса и координирует свою деятельность с работой других фирм-участниц.
Кластеры играют роль конструктивных блоков в продуктивной, инновационной экономике. В широком понимании, кластер, как агломерация фирм и их поставщиков, позволяет создавать локально – сконцентрированные рынки труда. Кластеризация фирм в регионах позволяет усиливать процессы специализации и разделения труда между фирмами, предлагая отдельным фирмам более широкий масштаб операций. Привлекая покупателей и продавцов к системному взаимодействию, удаётся снизить стоимость единицы продукции, изготовленной благодаря совместной деяльности. Возникает также возможность снизить стоимость единицы технической услуги, оказанной членам кластера.
Работая в тесной близости одна с другой, фирмы могут предлагать и проводить субконтрактацию (даже с привлечением конкурентов!!)по заказам, исполнение которых усложняется из-за отсутствия мощностей. Производственная близость фирм позволяет иметь больше возможностей за счет использования потенциала всех контракторов. Такие возможности позволяют фирмам сохранять круг постоянных заказчиков.
Кластеризация фирм даёт возможность усиливать межфирменные потоки идей и информации. Такие потоки, как правило, осуществляются формально и неформально путем обмена идеями между сотрудничающими фирмами при выполнении совместной работы, в рамках контактов с общими поставщиками, через социальные межфирменные связи. Как правило, такому обмену содействует совместное членство в коммерческих, ремесленно-кустарных или других деловых ассоциациях, профсоюзных организациях, разных структурах и институтах, основанных на коммунальном уровне. Одной из главных целей таких ассоциаций является расширение потока информации, создание социальной основы для снижения стоимости трансакций и других непрямых затрат учасников кластера. Пожалуй в этом наибольшего успеха в Украине добилась Ассоциация „Аура” (г. Севастополь), обеспечившая взаимодействие восьми локальных инновационных кластеров.

Эффекты региональной кооперации на основе кластерной модели.
Глубина и широта сфер деятельности, охваченных кластерными структурами, особенно возросла в последние годы с нарастанием процесов глобализации, усилением конкурентной борьбы и осложнением ситуации на мировых рынках. С увеличением объемов информации и знаний в области рисков в глобальной экономике значительно изменилась и продолжает изменяться роль кластеров в конкурентной борьбе. Возможность путем кластеризации формировать необходимую критическую массу в определенных сферах деяльности позволяет кластерам презентовать миру как уникальность, так и трудоспособность любой национальной, региональной или территориальной экономики выдерживать натиск со стороны конкурентов.
Успехи такой формы производственной деятельности как кластер следует рассматривать в тесной связи с современными законами конкурентной борьбы и с учетом специфики территориально-регионального аспекта в глобальной економике.
Кластеры могут охватывать как небольшое (10-15 компаний), так и значительное количество предприятий и структур (6-7 тысяч компаний, как, скажем, в Индии или в Китае), а также могут формироваться как из крупных, так и из малых фирм в разнообразных видах объединений и соотношений. Кластером считают как географическую концентрацию компаний, которые работают в определенном виде бизнеса, так и конгломерацию больших и малых фирм, часть которых может быть собственностью иностранцев. Кластеры возникают как в традиционных отраслях, так и в high-tech направлениях, как в производственно-коммерческом направлении, секторе услуг, так и в социальных сферах.
Нередко центром формирования кластеров выступают университеты или группы научно-исследовательских структур и научных учреждений. Разные кластеры имеют неодинаковую степень взаимодействия между фирмами, которые входят в них. Формы такого взаимодействия варьируются от сравнительно простых, сетевого типа ассоциаций, до сложных, многоуровневых кооперационно-конкурентных образований. Формирование кластеров возможно как в условиях многомасштабной, так и небольшой по объёмам экономики. Кластеры формируются не только в условиях промышленно развитых стран, но и в тех странах, которые ещё развиваются. Они возникают на национальном и на региональном, муниципальном уровнях. В некоторых кластерах наблюдается параллельное присутствие высоких технологий наряду с сравнительно невысокого технического уровня производствами и услугами.
Такой широкий диапазон форм и видов кластерних структур безусловно создаёт значительные сложности при формировании кластеров, требует проведения в этой сфере глубокой исследовательской работы. Кластеры, как вид сложной многоцентровой организации, сегодня, в эпоху глобализации, представляют собой типичную рыночную структуру. Кластер в современной экономике – это больше чем звено отдельной отрасли промышленности, которая выпускает определенный вид продукции. Обращая внимание на функционирование и „здоровье” существующих во многих странах кластеров, можно сделать объєктивные выводы о возможностях и перспективах развития этих стран. Экономика знаний, которая формируется на современном этапе, ориентируется на приоритетность развития кластеров, которые признаны одной из эффективнейших производственных систем эпохи глобализации.
Мировой и пока скромный украинский опыт демонстрируют такие преимущества производственных систем на основе кластерной модели:
- кластеры способны обеспечивать соединение в производстве конкуренции с кооперацией, они олицетворяют „коллективную эффективность”, создают „гибкую специализацию”;
- кластеры строятся на использовании эффекта масштаба;
- кластеры – это точки роста, стимуляторы технического прогресса;
- кластеры представляют собой механизм повышения региональной и национальной конкурентоспособности.
Кластеры позволяют:
- усиливать процессы специализации и разделения труда между компаниями;
- шире привлекать клиентуру, создавая тесное взаимодействие покупателей и продавцов;
- снижать стоимость единицы технической услуги и продукции, которая изготавливается на основе совместной деятельности;
- усиливать межфирменные потоки идей и информации;
- повышать инновационность производства;
- создавать новые рабочие места;
- эффективнее использовать местные природные ресурсы;
- создавать здоровый социальный капитал (всё осуществляется на взаимном доверии), обеспечивая социальную справедливость;
- обеспечивать баланс рыночой эффективности и социальной гармонии.
Все, кто занимаются предпринимательством в Украине, осознают, как много преград возникает на пути к успеху в этом сложном деле. Кластерная модель производства даёт возможность быстро преодолевать большинство таких барьеров и преград.
Специалисты считают, что преимущества кластеров можно разделить на „жёсткие” и „мягкие”. Более эффективные бизнес-трансакции, более благоприятные инвестиции, меньшие затраты на закупку материалов, услуг и другие показатели, которые порождают прибыль и создают рабочие места, – относят к „жёстким” преимуществам кластеров.
„Мягкие” преимущества кластеров вытекают из их ориентации на
организацию процессов обучения, бенчмаркинга, обмена опытом, который расширяет знания среди участников кластера и порождает инновации, иммитацию и совершенствование производства. Во многих случаях „мягкие” преимущества кластеризации выступают как незаметный и неуловимый актив, который лишь косвенно трансформируется в баланс прибылей и убытков. Практика свидетельствует о том, что „мягкие” преимущества потенциально имеют намного большее влияние на результаты деятельности кластера, чем эффект действия „жёстких” преимуществ.
Уделяя внимание преимуществам и специфике кластерной модели, следует обязательно отметить дискуссию, которая ведётся сегодня в том числе и в Украине относительно кластерной идеи. Ряд ученых, а также политиков и практиков, считает эту модель частично неопределенной или слишком эластичной, поэтому „мол” кластеры достаточно сложно идентифицировать. Действительно, многогранность кластеров и их неопределенный характер создают проблемы для их теоретического и практического опознавания, а также для их методологического исследования. На самом деле, очень трудно распознавать эффекты кластеризации через анализ обычной экономической урбанизации или инфраструктурных преобразований.
Действительно, принципиальная разница между агломерацией структур и кластером не очень очевидна. Концепция кластера базируется на специфическом порядке максимально интенсивного производственного сплочения. Естественно, можно утверждать, что город тоже фигурирует как объединение разного рода экономической деятельности, но все-же такая активность в большинстве своём вовсе не содержит в себе какого-либо кластера.
С другой стороны, хорошо развитый кластер может рассматриваться, как специализированная агломерация, поскольку участники кластера активно взаимодействуют между собой в пространственной близости, что и представляет агломерацию.

Кластеры и конкурентоспособность.
Формирование „новой” экономики, а именно – экономики знаний, как основного источника высокого экономического роста, в большинстве
европейских стран обеспечивает рост объёмов ВВП, увеличение экспортного потенциала, сокращение производственных затрат, которые
обуславливают не только развитие отраслей экономики, но и качественную трансформацию всего общества. Важной чертой инновационно ориентированной экономики является стабильный рост доли наукоёмкого сектора производства и занятости в нём.
Результатом расширения деяльности кластеров высокотехнологических производств, что характерно для инновационно активных стран, в т.ч. Японии, США и большинства стран ЕС, стало значительное структурное изменение мирового экспорта в пользу продукции высоко – и средне-технологических отраслей.
В соответствии с методикой Мирового Экономического Форума (WEF), разработанной для ежегодного „Отчета по глобальной конкурентоспособности” на базе расчета Индекса роста конкурентоспособности, определяется ранжирование стран по этому показателю.
В процессе нарастания конкурентной борьбы на мировых рынках определились три глобальных инновационных инкубатора – ЕС, США и Канада, Восточно – Азиатский регион. В число технологических лидеров сегодня попадают страны, которые активно наращивают усилия на создание принципиально новых технологических направлений, в частности, нанотехнологий, генной инженерии, биотехнологий, искусственных полимеров, нетрадиционной энергетики, перехода от стратегии технологической иммитации к стратегии технологического донорства. Именно страны-инноваторы, согласно методике WEF, занимают самые высокие ранги в рейтинге конкурентоспособности 117 стран мира по итогам рангажирования за последнее десятилетие.
У каждой страны сложился свой набор конкурентных преимуществ, которые позволяют ей лидировать в мировой экономике. Ни одно государство в мире не способно быть одинаково конкурентоспособным во всех отраслях промышленности. Отдельные страны добиваются успеха только в тех отраслях, для которых внутренние условия оказались наиболее благоприятными, динамичными и перспективными.
Как же достичь успеха в повышении национальной конкурентоспособности в самые короткие сроки? Этот вопрос беспокоит каждую страну. Особенно это относится к странам, которые сформировались после распада СССР. Для этих молодых государств понятие „конкуренция” и проблема повышения конкурентоспособности впервые приобрели особенное реальное значение. Когда-то они были частью единой советской страны, которая, несмотря на несовершенную плановую систему, всё же смогла достигнуть определенных успехов, но в условиях нарастания процессов глобализации эта страна быстро начала терять позиции на мировых рынках. После дезинтеграции СССР, в каждой из новых постсоветских стран с переходной экономикой сложились свои уникальные условия формирования конкурентной рыночной среды. Процесс перехода от плановой к рыночной экономике связан с трудностями, которые состоят прежде всего в отсутстии или недостаточном опыте хозяйственной деятельност в условиях конкуренции, неразвитости, слабости институтов сотрудничества и низкого уровня доверия к инициативам правительств. Для стран этой групы, а также Украины, типичным стал сравнительно длительный период стагнации экономического развития.
Переход этой группы стран к рыночнойї экономике был сложным, тяжелым и достаточно сумбурным, что привело к утрате всех кооперационных связей между ними. Однако, постепенно эти страны смогли не только выжить, но и преодолеть много очень серьёзных проблем, приступив к созданию институциональных основ рыночной экономики.
По оценкам WEF в 2005г. самой лучшей из этих стран в рейтинге конкурентоспособности стал Казахстан, который обеспечил себе 61-е место, Азербайджан – 69-е, Украина – 74-е, Россия – 75-е и Киргизстан – 115-е место. В 2006г., по оценкам WEF, рейтинг конкурентоспособности Украины упал на 10 пунктов, опустив её на унизительное место среди развивающихся стран Африки.
Понятно, что такие низкие показатели не могут удовлетворить страны, которые трансформируют свою экономику. Их экономики к этому времени ещё трудно считать рыночными. Эти экономики искусственно наделялись характеристиками, которые лишь формально позволяют считать их похожими на рыночную экономику, но по содержанию они ещё очень далеки от этого. Именно поэтому среди населения этих стран царит неудовлетворенность, поскольку в целом они остаются бедными странами, как по уровню ВВП на душу населения, так и по уровню инфраструктурного развития. Основная проблема состоит в том, что в этих странах уровень конкуренции в экономике остаётся на очень низком уровне. Поэтому в них сложилась сверхвысокая концентрация бизнеса и собственности, монополизация разних сфер торговли и производства. К этому ещё следует добавить очень высокую степень коррупции и невысокую конкурентоспособность по ряду важных показателей экономики по сравнению со средне мировыми аналогами.
Чтобы завершить оценку уровня развития экономики Украины и бывших советских республик, следует отметить, что у них ещё на начальном уровне остаются институты защиты прав собственности, институты контрактного принуждения, т.е. те положения, которые обеспечивают здоровую конкуренцию. Всё это является результатом неэффективности законодательства, порочного администрирования и несовершенного судоустройства. Ещё более тяжелые проблемы возникают в связи с реформированием в этих странах институтов образования, науки и здравоохранения.
Кроме того существуют серьезные проблемы в региональных энергетических, транспортных, коммуникационных сферах, что также тормозит дальнейшее развитие постсоветских стран, особенно, в области региональной интеграции.
Всё это требует проведения институциональных реформ принципиально нового более глубокого характера, осуществление которых может быть очень длительным и болезненным. Их невозможно осуществить за год или за три, поэтому начинать их надо было уже давно. Понятно, что только сильная, авторитетная власть, опирающаяся на поддержку населения, способна осуществить необходимые реформы.
Преобразования в економике необходимы для получения и сохранения позитивных макроекономических показателей, что позволило бы стабилизировать и удерживать на низком уровне подконтрольную инфляцию, значительно сократить безработицу и преодолеть бедность.
Исследования процессов трансформации и продвижения в этом направлении постсоветских стран свидетельствуют о постепенном ускорении процессов кластеризации в каждой из них. Самых больших достижений в формировании новых производственных сетевых систем в последние годы достигли Казахстан, Армения и Россия (не учитывая Эстонию, Латвию и Литву, которые уже стали членами ЕС и соответственно получают значительную финансовую поддержку в этом направлении).

Украина на пути кластеризации экономики.
Приведенная выше аргументация и предпринимаемые на протяжении уже в течение более десяти лет попытки внедрения первых производственных систем на основе кластерной модели в разных регионах Украины подтверждают перспективность и эффективность движения в этом направлении. Опыт развития кластерных инициатив на Подолье, в Прикарпатье, Полесье, в Крыму, Севастополе и в других регионах свидетельствует о том, что формирование современных партнерских отношений между местными государственными органами, деловыми кругами, а также поддерживающими производство местными научными и образовательными центрами является сложным комплексным процессом. Накопленный опыт свидетельствует также о том, что конкурентоспособность – это не статическое положение региона или отрасли,
а динамичный процесс реализации усилий ради высшей продуктивности путем эффективного использования интеллектуальных, природных и технологических ресурсов территории, региона и их производственных кластеров.
Бесспорным пионером кластеризации в Украине следует считать Хмельницкую область. При содействии Ассоциации «Подолье Первый», которая объединила в своих рядах учёных, предпринимателей, финансистов и представителей власти, удалось в период с 1997 по 2000 гг. сформировать несколько производственных кластеров, в т.ч. швейный, строительный, пищевой, туристический, продовольственный и зеленого сельского туризма. В основном, отмеченные кластеры функционируют и сегодня, что является заслугой, в первую очередь, местных энтузиастов, а также благодаря эпизодической финансовой поддержке международных экономических организаций. Спецификой развития кластеров Подолья стало то, что центрами объединения предпринимателей в кластеры явились разные по величине и географическому расположению территориальные единицы – областной центр (г. Хмельницкий), центр района (г. Каменец-Подольский), сельский центр (с. Грицев Шепетовского района).
Опыт региона Подолья стал важнейшим полигоном в освоении специфики и перспектив кластеризации для остальных двадцати шести регионов Украины. Пройдёт время и наверняка будет детально изучаться процесс передачи уникального опыта Хмельницких кластерных первопроходцев в другие регионы Украины через большое число семинаров, рабочих визитов, социологических исследований и последующие публикации. Положительные результаты обмена опытом сказались довольно быстро. После проведенных в 2003-2008 гг. большого числа семинаров в различных регионах Украины, непременными организаторами которых были региональные ТПП, Международная фундация содействия рынку, Союз экономистов Украины, Ассоциации «Подолье Первый» и других общественных организаций, формирование производственных кластеров активизировалось в большинстве регионов страны.
Несмотря на все проблемы и трудности, которые переживала Украина в последние годы, процесс кластеризации в Украине был вполне динамичным и вселявшим надежду на успех. При этом стоит отметить и такую важную деталь. Анализируя сценарий процесса кластеризации в Украине за последнее десятилетие, мы должны постоянно ощущать его уникальность – бюджет Украины пока ещё не коснулся этого важного компонента социально-экономического развития страны. В то же время мировая практика свидетельствует об обратном. Поэтому верится, что при поддержке власти, при должном финансовом обеспечении, развитие инновационных кластеров в Украине получит новое ускорение.
В число регионов, сумевших добиться успехов в формировании кластерных объединений, кроме Хмельницкой области, следует отнести АРК Крым и Севастополь, Ивано-Франковскую, Ровенскую, Полтавскую, Сумскую, Харьковскую, Херсонскую, Одесскую и Николаевскую области.
Переход от централизованной плановой к рыночной экономике в Украине оказался более сложным, чем ожидалось экспертами и политиками. Как показывают исследования, в Украине пока что ощущаются последствия неблагоприятного предпринимательского климата и проявляется слабость в формировании и проведении политики повышения конкурентоспособности страны. Согласно данным WEF за последние годы рейтинг Украины по индексу глобальной конкурентоспособности постоянно снижается. Специфичной проблемой для Украины остаются трудности в создании институциональных условий трансформации экономики. Вместе с ухудшением в последние годы почти всех макроэкономических параметров экономики Украины, самые низкие позиции у неё определились в институциональных составляющих, где снижение рейтинговой позиции с 92 на 104-е место свидетельствует об отсутствии прогресса в формировании мобилизующей институциональной среды. Учитывая вышесказанное, объективным требованием на современном этапе для Украиныи является необходимость активизации действий национального Правительства и региональных органов власти с целью системного повышения конкурентоспособности путем стимулирования развития новых форм пространственной организаци производства и кооперации между основными действующими лицами в экономике страны. Следует признать, что в последние годы в сознании и поведении граждан Украины, в т.ч. у представителей власти, руководителей предприятий и учреждений продолжают происходить значительные перемены, выражающиеся в отходе от прежней стереотипной модели мышления и повышении интереса к освоению передовых современных технологий в деловой активности. В этой связи внедрение кластерной модели объединения предприятий и организаций наилучшим образом способствует росту деловой активности предпринимательских структур и преодолению вышеупомянутых отрицательных факторов воздействия в развитие украинской экономики.
Только за счёт координирования действий и объединения усилий государственных органов, образовательных и научных учреждений, малого, среднего и большого бизнеса можно достичь успеха, повысить конкурентоспособность хозяйства и жизненный уровень населения Украины в условиях жёсткой конкуренции в международном разделении труда.

Рекомендации.
В Украине сформировались объективные условия для позитивных изменений в развитии экономики. Развитие кластерных инициатив в Украине выявило необходимость первоочередного осуществления следующих шагов.:
- срочно разработать и утвердить стратегию повышения конкурентоспособности Украины и её регионов на основе инновационных кластерных структур;
- обеспечить законодательную работу в Украине по формированию благоприятной для развития предпринимательства деловой среды с
особым акцентом на сотрудничество власти, бизнеса, науки, образования и общественных организаций в инновационных сетевых структурах;
- обеспечить внедрение в Украине инновационных образовательных программ для подготовки и переподготовки специалистов, которые принимают участие в развитии и функционировании инновационныих сетевых структур;
- провести фундаментальные исследования в направлении определения приоритетов формирования в Украине национальных и региональных инновационных производственных кластеров;
- создать Национальный и региональные Советы Конкурентоспособности, которые должны координировать разработку и выполнение проектов инновационных кластерных объединений, реализацию важнейших для страны кластерных инициатив;
- рекомендовать областным государственным администрациям стимулировать в регионах системную организацию делового взаимодействия большого, среднего и малого бизнеса на основе формирования региональных промышленных кластеров. С этой целью сформировать рабочие экспертные группы по разработке региональных целевых программ кластеризации экономики регионов на период до 2015 года;
- создать в Украине информационно-аналитическую систему по сбросу и распространению информации о формировании и развитии инновационных кластерных объединений, мониторингу процесса их развития и распространения положительного опыта на региональном и национальном уровнях, содействовать созданию центров знаний;
- с целью возрождения украинского села, создания в нём рабочих мест, содействовать формированию местных и региональных кластеров АПК по производству фруктов, овощей и другой с/х продукции, развитию кластеров сферы услуг, зелёного туризма.
- Содействовать формированию трансграничных кластеров в регионах, странами СНГ и Черноморского побережья, а также межрегиональных кластеров в рамках Украины.
- Создать возможности для участия украинских кластерных объединений в соответствующих международных кластерных альянсах в т.ч. в Черноморском кластерном альянсе.

Литература
1. Janek Uiboupin, Industrial clusters and regional development in Ukraine, Pan-European Institute, 9/2006.
2. Конкурентоспроможність економіки України: Стан і перспективи підвищення, ред. І.В. Крючкової, К.:Основа, 2007.
3. Соколенко С.І., Кластери в глобальній економіці. – К.: Логос, 2004.
4. Eurochambers, Assemblee des Chambress Francaises et d’Industrie (Printemps, 2007).

Картинка профиля Станислав Соколенко

About Станислав Соколенко

No comments yet.

Leave a Reply